Персональный сайт нижневартовской писательницы

Маргариты Анисимковой


Творческая биография

В далеком селе Ивдель, Свердловской области, затерявшемся у отрогов гор Северного Урала 20апреля 1928 года родилась писательница АНИСИМКОВА Маргарита Кузьминична. Семья была многодетной и жила в постоянной нужде...

С пробуждениями первых петухов, она была уже на ногах, помогая во всем матери. "Рита, надо гнать в стадо корову, надо идти на реку по воду, надо принести к печке дрова надо накопать картошки..."

А тут пришла война. Ее невидимая рука дотянулась до каждой семьи: голод, болезни, похоронки.

Но любовь в семье, доброта и сердечность учителей в единственной деревянной, одноэтажной школе, отогревал детские сердца. Закончив среднюю школу, Маргарита Кузьминична стала работать учительницей и учиться сама. По окончанию Свердловского педагогического института работала директором Дома пионеров, заведующей отделом культуры г. Ивдель.

В 1963 году приехала жить и работать в Ханты-Мансийский национальный округ. Она заведовала отделом культуры Окрисполкома, была преподавателем педагогического училища, старшим редактором студии телевидения. Много ездила по отдаленным поселкам, изучая край и наблюдая жизнь его жителей, всегда стараясь прийти им на помощь, оказать поддержку.

Наверное, именно там надо искать истоки ее проникнутых, с добротой, написанных книг. Она и сейчас не уставая одаривает нас, читателей, интересными, высокохудожественными произведениями. Читая их проникаешься любовью ко всему прекрасному, возвращаешься памятью к прошлому и веришь в будущее России.

Маргарита Кузьминична крупный писатель нашего времени. Без ее великолепных романов трудно представить прошлое Сибири и России в целом. Она носит звание "Почетного гражданина г. Ивделя", "Почетного гражданина г. Нижневартовска" и "Почетного гражданина Ханты-Мансийского национального округа", ее именем названа одна из улиц города, и нам, его жителям, есть чем гордиться, ощущая рядом ее присутствие.

Маргарита Кузьминична являлась членом Союза Писателей СССР, членом Союза журналистов СССР, ветеран Великой Отечественной войны, ей присвоено звание "Заслуженный Работник Культуры Российской Федерации",награждена знаком Министерства культуры Российской федерации " За достижения в культуре", Лауреат премии Мамина- Сибиряка, награждена дипломом и памятной медалью Фонда светлейшего князя Александра Меншикова III степени, Лауреат премии губернатора ХМАО в области литературы 2000 года за роман " Наледь", почетным знаком "За заслуги перед округом".

15 мая 2013 года жизнь литературного деятеля, Маргариты Анисимковой оборвала тяжелая болезнь.

Как сообщили "Уралинформбюро" в пресс-службе губернатора ХМАО-Югры, глава региона Наталья Комарова выразила свои соболезнования родным и близким.

"Ушла из жизни талантливая, самобытная писательница, творчество которой проникнуто добротой, любовью к родной земле и верой в ее будущее. Это невосполнимая утрата для многочисленных поклонников таланта Маргариты Анисимковой, для всей югорской и российской культуры. Маргарита Кузьминична навсегда останется в нашей памяти, а ее богатейшее творческое и духовное наследие, уверена, будет востребовано и новыми поколениями читателей. Мужества вам и сил. В этот тяжелый час скорблю вместе с вами", - говорится в телеграмме.

МАНСИЙСКИЕ СКАЗЫ:

"...В давние времена в нашем крае столько всякой дичи водилось, что только шум да свист стоял от ее полета.

... Да только человек, когда живет в достатке, не замечает, что все, что дано ему природой, беречь и охранять надо".

Гнев тайги, I960 г.

"...Река сохнет — название остается. Богатырь погибает — имя в народе живет"

Танья-богатырь, 1973 г.

"...Проживет иной человек на земле, как дым проплывет — никакого следа после себя не оставит.

...То, что охотник Еган на земле жил, уж памятно, потому как протока Еганская есть, Еганское огнище есть, и сама речка Еганка течет. Он славный след оставил".

Еганское огнище, 1979 г.

"...После отъезда на фронт добровольцев Сосново осиротело. В воздухе рассеялся мужской дух: потерялись зычные окрики, ядренные слова, твердые шаги, хриплые от самосада кашли. Даже удары топоров стали глухими, от них не отдавался звон. Лошади по улицам бежали лениво, не чувствуя в натянутых вожжах руки хозяина...

...Лето нагрянуло разом. Солнце заладило стоять над Сосновым без туч, без облаков и все подчинило своему теплу. Ночи стояли знойные, душные, травы на покосах, особенно в поймах вымахали буйные и тяжелые. Сенокос начался рано, но обернулся для сосновцев самой настоящей страдой. Куда бабы ни ткнутся — то сноровки нет, то сил не хватает. Что мужики одним махом делали, играючи, они со слезами не могли. Остожья наложили хлюпкие, зароды сметали кособокие, прясла нарубили сучковатые. Такое натворили: глаза бы не глядели, но сено поставили запашистое, сухотравное и в этом находили отраду".

Солдатки — повесть, 1979 г.

"... Извечная кормилица матушка — Обь! Не будь ты далеко за Камнем, кто знает, что осталось бы от твоих богатств! Может отсюда и пошла в народе поговорка: "За морем телушка — полушка, да рубль перевоз". Рыбопромышленники же, большие охотники за зернистой осетровой да стерляжей икрой, за жирными муксунами да нельмами, за сказочной рыбкой — сосьвинской сельдью, которая поставлялась только к царскому столу, не жалели нерестилищ. Арендуя за бесценок родовые рыбьи угодья остяков и вогулов, нанимали на сезон рыбаков, бондарей, солельщиков и черпали рыбу. Оставляли на берегах выпотрошенных от икры осетров, выбрасывали "уснувших' в ловушках лобарей и маломерок. Холей — северные чайки - тучами летали над рекой, очищая ее от тухлой, прокисшей, загубленной молоди".

Роман "Bayли", 1980, 1984, 1994г.

"...Дни летели, будто наплывали один на другой, торопили зори. Казалось, сдана буровая - все самое сложное позади, а на очереди ждала другая - тоже самая нужная, самая главная. И не было ни у кого тихой, спокойной жизни".

повесть " Лицом к ветрам", 1984 год.

"... Могучие реки Сибири — Обь и Иртыш. Сколько воды несут они в океан. Сколько страха наводят на человека крутые волны, И все равно человек воздает им хвалу: поет песни, слагает былины, называет кормильцами, А сколько народу прошло по их берегам — с молитвами и слезами. Сколько тропок-дорожек проложено бурлаками, работными людьми, монахами, беглецами. Разные народы нашли свой приют и кров на их берегах"

исторический роман "Порушенная невеста ", 1994 г.

"Велика моя земля! Сколько бурь, огня и пепла пронеслось над тобой. Сколько пережил и будет еще переживать твой великий народ? Чем прогневал Создателя? Отчего сатанинские силы не оставят тебя в покое? Не от того ли, что народ твой молчалив и терпелив? Но именно в этом и сила твоя, моя Россия, Не дают тебе завистники покоя, из столетия в столетие, пытаясь поставить тебя на грань нищеты и унижения. Но не одолеть тебя сатане. Не даст Господь Бог поставить на колени Россию. Воспрянет она — порукой тому твой терпеливый народ."

исторический роман "Плач гагары", 1997 г.

"... - про лошадей ли теперь говорить? - разразился пьяным смехом подпоручик Лушников. - Их ли жалеть? Российского мужика в бараний рог крутим. Изводим, можно сказать, самое крепкое семя. Всех. Под корень! Вот по нему, дорогой купец, надо панихиду справлять, а ты - ло-ша-ди... Пропади они пропадом. Скотина, она и есть скотина, а вот человека особой породы, как наша, не преобретешь! Нет, брат!"

роман "Наледь", 2000 год.

"...Давным-давно заросло лесом и разнотравьем место, где стоял первый форпост России - город-острог Лозьвинск. И многим невдомек, сколько российского люда - ратичей, стрельцов, казаков, смолокуров, землепашцев, плотников и строителей, - перевалив через стену Великого Камня, находило здесь приют и отдых, чтобы потом двигаться дальше, в сторону восхода солнца..."..."

исторический роман " Великий Камень", 2001 год.

"...Заозерье, или Заозерская дача, находилась в предгорьях Урала, у подножия каменного исполина Денежкина камня.Она раскинулась среди девственных лесов и группы озер: Свелого, Верхнего, Нижнего, Дикого. Вокруг, насколько хватало глаз, стояли хвойные леса вперемежку с кедрами, березами, осинами, густыми зарослями черемухи..."

роман "Эхо", 2003 год.

"...Без хозяина осиротел заползай. Трудно было представить крутояр без Николая Неволина, всегда стоявшего возле самого крутого обрыва, операвшегося всем телом на костыли, по взмахам весел умевшего издали определить деревенского мужика. Обычно в ветренную погоду Николай набрасывал на плечи старую солдатскую шинель, и ее суконные полы, подхваченные ветром, разлетались по сторонам. В это время он походил на старого черного ворона, силившегося подняться над покосами..."

повесть и рассказы " Солнечная землянка", 2005 год.

"...Пришедшие с монахами жители Мангазеи, навсегда оставив свой город, стали называть Туруханск Новой Мангазеей. До середины XVIII века только кочующие самоеды могли безошибочно указать редкому путешественнику, где был расположен разрушенный город..."

исторический роман " Мангазея, или златом кипящая царская вотчина", 2008 год.

"... Спасибо мигу, пригласившему меня побывать в юности..."

рассказы и киносценарий " Вагон "пятьсот веселый ", 2012 год.

copyright 2007 - Дизайн-студия "High Star"